поиск по сайту

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Вход в систему

Ивлев М.Н. Борьба Семиреченского казачества с большевизмом в 1917-1922 гг.

БОРЬБА СЕМИРЕЧЕНСКОГО КАЗАЧЕСТВА С БОЛЬШЕВИЗМОМ В  1917 -1922 гг.

Максим Николаевич Ивлев, г. Сольцы, Новгородская обл.

В настоящем очерке предпринята попытка показать основные вехи борьбы Семиреченского казачества с большевизмом в период Гражданской войны в России в 1917-1922 г.г. Следует отметить, что в отличие от казачьих войск Европейской России, Урала и Сибири, история сопротивления большевизму Семиреченского казачьего войска отражена в современной исторической литера-туре чрезвычайно скудно и фрагментарно. Причин этому множество и здесь не место их разбору. Отметим лишь, что не только борьба с большевизмом, но и вся история Семиреченского каза-чества в ХХ веке еще ждет своего исследователя, подобного Н.В.Леденеву, автору фундаментальной «Истории Семиреченского казачьего войска», вышедшей в городе Верном (ныне Алма-Ата) в 1909 году.

        1917 год был очень сложным и трудным годом в жизни семиреченского казачества… Помимо крайнего напряжения на Кавказском и Европейском фронтах Мировой войны, где находились основные силы войска, казаки-семиреки вынуждены были ликвидировать последствия кровавого киргизского мятежа 1916 года в самом Семиречье. Практически все войско находилось «под ружьем». В Семиреченской области находились в то время 3-й Семиреченский казачий полк, 1-я, 2-я и 3-я Семиреченские особые казачьи сотни, 1-я, 2-я, 3-я и 4-я Семиреченские ополченские казачьи сотни, а также Запасная сотня 3-го Семиреченского казачьего полка. Кроме этого, на границе с Китаем, был расположен 6-й Оренбургский казачий атамана Углецкого полк и несколько пехотных и артиллерийских частей по области. В июле-августе 1917 года казачьим отрядам пришлось подавлять революционные беспорядки в крае, устроенные в этот раз русским неказачьим населением.

Атаманы южных станиц Семиреченского казачьего войска

на праздновании 300-летия дома Романовых. 1913 г.

     Вдобавок ко всему, семиреченскому казачеству никак не удавалось легитимно провести выборы Войскового атамана и сосредоточить всю власть в одних твердых руках. Последний Наказной атаман царского времени генерал-лейтенант М.А.Фольбаум (Соколов-Соколинский) неожиданно скончался еще в октябре 1916 года, после него сменилось двое временно исполнявших должность атамана, пока наконец, 14(27) июля Временным Правительством не был назначен новый Наказной атаман СКВ Генерального штаба генерал-лейтенант Андрей Иванович Кияшко (кубанский казак по происхождению, бывший Наказной атаман Забайкальского казачьего войска). Он прибыл в Верный как раз, в дни заседания 2-го Семиреченского казачьего съезда, и после некоторого раздумья и обсуждения его кандидатуры, 5(18) августа был признан семиреченским казачеством Наказным атаманом, «впредь до созыва Войскового Круга».

     На этом же съезде был образован Войсковой Совет СКВ и избран его председатель, которым стал хорунжий А.М.Астраханцев. Этот съезд высказался за поддержку Временного Правительства и укрепление связей с Донским, Кубанским и другими казачьими войсками России.

     Генерал Кияшко, назначенный также командующим войсками области, попытался установить твердый порядок в Семиречье и принял меры к расформированию большевицки настроенных пехотных и артиллерийских частей и аресту зачинщиков беспорядков, но революционный вал неудержимо накатывался на край.

     В период с 28 октября (10 ноября) по 1(14) ноября, вслед за Петроградом, произошло вооруженное восстание большевиков в Ташкенте, и сразу же вслед за ним семиреченское казачество открыто выступило против Советской власти. Уже 1(14) ноября было образовано Войсковое Правительство СКВ (в лице Войскового атамана и Войскового Правления), которое вместе с Войсковым Советом заявило о своем непризнании власти большевиков, установившейся в Петрограде и Ташкенте и о взятии Семиреченским казачьим войском всей полноты власти в области со 2 ноября 1917 года. Было объявлено военное положение и начато формирование во всех станицах и выселках добровольческих конных и пеших сотен из всех, способных носить оружие казаков, с целью поддержания порядка и пресечения «большевицко-хулиганских выступлений в области, откуда бы они не исходили». В конце ноября Войсковым Правительством было издано распоряжение об отзыве из Действующей армии всех Семиреченских казачьих частей, в лице которых, оно надеялось обрести надежную силу для поддержания порядка, а также принята попытка присоединиться к образованному в Екатеринодаре Юго-Восточному Союзу, через своих делегатов в Новочеркасске.

     В то же время в области продолжал действовать Совет солдатских депутатов, проводивший обширную большевицкую агитацию среди населения и официально распущенный только 26 декабря (8 января). Совдеп и некоторые «либеральные деятели» в Верном развернули настоящую травлю против пожилого и больного генерала Кияшко, обвиняя его в издевательствах над заключенными Нерчинской каторги, служению царизму и т.п. «грехах». В конце ноября Кияшко вынужден был передать свои полномочия председателю Войскового правления СКВ полковнику Н.С.Щербакову и выехать с семьей в Ташкент, откуда собирался добраться до Кубани железной дорогой. В столицу Туркестана тут же полетели телеграммы из Верного, Кияшко был арестован на станции Перовск, доставлен в Ташкент, а вскоре зверски убит революционной солдатней.

     30 ноября (13 декабря) Советская власть установилась в Омске, 4(17) февраля 1918 г. в Семипалатинске, и с этим Семиречье оказывается блокированным от всей России. Подвоз продуктов извне был прекращен, почта и телеграф прерваны.

     2-й Семиреченский казачий полк прибыл в Верный из Персии 31 января (13 февраля) 1918 г. Еще в пути, при движении через охваченные большевизмом районы, полк оказался распропагандированным большевиками и частично сдал оружие Самаркандскому Совету. 13(26) февраля 1918 года на Войсковом Круге, состоялись выборы Войскового атамана и на этот пост был избран командир 2-го Семиреченского казачьего полка полковник Генерального штаба Александр Михайлович Ионов, а уже в ночь со 2 на 3 марта (н.ст.) в Верном произошло восстание большевиков с участием революционно настроенных казаков 2-го полка, в результате чего были разогнаны органы Временного Правительства и Войсковой Круг. Некоторое время Войсковой Совет и Войсковое Правительство еще пытались наладить отношения с образовавшимся после переворота Военно-революционным комитетом, тем более, что в марте у них появилась более надежная опора чем 2-й полк – из Действующей армии в Семиречье возвратились 1-й Семиреченский казачий генерала Колпаковского полк, Семиреченский взвод Лейб-Гвардии Сводно-Казачьего полка и 2-я Семиреченская отдельная казачья сотня. Но почувствовав свою силу, Семиреченский ВРК не стал тратить время на разговоры с остатками структур прежнего режима, 22 марта арестовал Войскового атамана и распустил Войсковой Совет. Казаки-фронтовики, частично сдав оружие новым властям, разъехались по домам, но уже очень скоро раскаялись в содеянном.

     В середине апреля в станицы Верненского уезда был отправлен красногвардейский отряд под командованием Щукина с артиллерией и пулеметами. Его задачей была реквизиция хлеба и разоружение казаков. Это быстро отрезвило многих. 16 апреля щукинский отряд был наголову разбит казаками станиц Софийской (Талгар), Надеждинской (Иссык) и Малой Алматинской, с участием казаков 1-го и 3-го полков. Это послужило сигналом к началу восстания пяти южных станиц Семиречья, в результате которого казаками был осажден Верный. Казаки Надеждинской станицы во главе с сотником Бортниковым совершили налет на город и освободили из тюрьмы Войскового атамана Ионова (правда, по другим сведениям он был освобожден самими большевиками во время «перемирия» с казаками). Обе стороны – казачья и большевицкая, встали на окраинах Верного – казаки не решались войти в город, а красные – выйти за его пределы и разгромить повстанцев. Бои ограничивались мелкими стычками в предместьях.

     Видя, что своими силами справиться с казачьим восстанием не удается, и желая выиграть время необходимое для мобилизации сил в Семиречье и подхода помощи из Ташкента, Совнарком пошел на мирные переговоры с казачеством восставших станиц и 24 апреля был заключен «мирный договор». Но 11 мая, из-за несоблюдения большевиками условий договора, бои вокруг Верного возобновились, а к середине месяца к городу подошел красногвардейский отряд Мураева из Ташкента в количестве 600 штыков с пулеметами. Он сразу же вступил в бой у станицы Любовинской (Каскелен) и вскоре взял ее. После соединения отряда Мураева с местными большевицкими силами, 21 мая была взята Малая Алматинская станица, затем станицы Софийская и Надеждинская, выселок Илийский и развернут беспощадный террор против казачества, офицеров и интеллигенции. Отрядом Мураева в станицах принародно, на площадях, производились расстрелы и рубки казаков, подчистую реквизировалось казачье имущество, скот и инвентарь. Расстрелы вовсю производились и в тюрьмах города Верного. Это было только начало массового антиказачьего террора, вспыхнувшего в Семиречье еще задолго до печально известного циркулярного письма-директивы Оргбюро ЦК РКП(б) от 29 января 1919 г. о расказачивании, подписанного Я.М.Свердловым.

     В начале июня 1918 г. выходит серия зловещих декретов Советской власти Семиречья по казачеству (2 июня – приказ большевицкого командующего войсками области Л.П.Емелева об упразднении Войскового Правления и всех станичных правлений СКВ; 3 июня – декрет №1 Семиреченского облисполкома об аннулировании навсегда сословия казаков, должности Войскового атамана, Войскового Правления и прочих казачьих учреждений и должностных лиц, конфискации принадлежащего им имущества, инвентаря и денежных сумм; 6 июня – постановление Семиреченского облисполкома о конфискации пенсионных земель казачества и лишении казачества избирательных прав).

  Отряды разбитых и отчаявшихся семиреков, во главе с атаманом А.М.Ионовым, отходили тем временем в сторону китайской границы и в Северное Семиречье. По пути они очистили от большевиков приграничный город Джаркент, села Хоргос и Басканчи и удерживали их до 15 июня, когда к Джаркенту подошел карательный красный отряд Н.Н.Затыльникова из Верного и казакам пришлось уходить за границу.

     В Кульдже, центре Илийского округа Синьцзянской провинции действовало Российское консульство, и консул В.Ф.Люба помог казакам Ионова продовольствием и разместил их в окрестностях города. Полковник Ионов переформировал отряд, установил телеграфную связь с русским посланником в Пекине князем Н.А.Кудашевым, послами Великобритании, США, Японии, а также связался с белыми властями Омска и Семипалатинска, ходатайствуя перед ними о присылке помощи в Семиречье, иначе войску грозило поголовное истребление.

     Делегаты от Семиреченского войска Данченко и Шарапов пробрались из Северного Семиречья в Семипалатинск и Омск, где выступили на 4-м Войсковом Круге Сибирского казачьего войска. Они рассказали о событиях в Семиречье, запросили помощи у братьев-сибирцев в борьбе с большевиками и собрали крупные пожертвования от сибирских станиц для «младших братьев-семиреков».

     А тем временем в Семиречье начинала разгораться крупномасштабная Гражданская война. С целью уничтожить «белогвардейские гнезда» на севере Семиречья, из Верного туда был направлен красногвардейский отряд под командованием И.Е.Мамонтова в количестве 500 штыков при двух орудиях и четырех пулеметах. Продвигаясь на север, отряд Мамонтова пополнялся в пути местными крестьянами-новоселами, проводил массовый террор в казачьих станицах и налагал контрибуции на их жителей. Слухи о жестокостях красных опережали продвижение отряда и казаки быстро самоорганизовывались. В станице Урджарской был образован Комитет спасения, арестован районный совет и сформирован вооруженный отряд. Этот отряд вышел навстречу мамонтовским карателям и 4 июля дал бой у селения Рыбачье на озере Алаколь, но видя, что силы неравны, отступил на Урджар.

     Российский консул в Чугучаке (Синьцзян) В.В.Долбежев, хорошо зная местную обстановку, телеграфировал белому командованию в Омск и Семипалатинск, прося «сделать все возможное, чтобы отряды из Семипалатинска выступили возможно скорее на Сергиополь». Одновремено он просит Комитет спасения постараться удержать укрепление Бахты на границе, с тем, чтобы беженцы из Семиречья могли уходить в китайские пределы.

При приближении Мамонтова к Урджару, 8 июля казаки без боя оставляют станицу, и перевалив хребет Тарбагатай уходят в станицу Кокпектинскую Сибирского казачьего войска, а частью отступают на Чугучак. 9 июля Мамонтов занимает Бахты.

     К этому времени, со стороны Семипалатинска, к самой северной станице семиреков Сергиопольской (ныне Аягуз), уже приближался авангард формируемого в Западно-Сибирской армии Семиреченского отряда. Это был конный отряд подъесаула Сибирского казачьего войска Г.П.Люсилина в составе партизанской сотни, сводной сотни 3-го Сибирского казачьего полка и офицерской пулеметной команды (всего более 100 шашек при двух пулеметах). 16 июля этот отряд с налету ворвался на улицы Сергиополя, но не смог взять крепости и казарм, где закрепились красноармейцы, и поэтому отошел от города. Люсилин решил подождать подхода основных сил Семиреченского отряда, возглавлять который был назначен старый семиреченец полковник Федор Гаврилович Ярушин. На следующий день в помощь сергиопольским большевикам подошел сильный отряд под командованием Иванова, в количестве 400 человек с одним орудием.

     20 июля, дождавшись подкрепления из Семипалатинска (автомобильный отряд капитана Н.Д.Виноградова и семиреченские и сибирские казаки Урджарской, Кокпектинской и Буконской станиц) белые перешли в наступление и 21-го числа освободили Сергиополь. Гарнизон красных частично был перебит, а частично разбежался, причем первым убежал, бросив на произвол судьбы своих бойцов, сам командир Иванов (впоследствии он был арестован и расстрелян своими же в Верном).

     Освобождение от коммунистов Сергиополя вдохнуло надежды в семиреченских казаков и дало мощный толчок к борьбе против большевизма по всему Семиречью. Уже 23 июля вспыхнуло восстание семиреков в станицах Сарканской, Лепсинской, Копальской, Аксуйской, Абакумовской, Арасанской и Тополевской. 25 июля казаками-повстанцами был совершен налет на самый южный город Семиреченской области – Пржевальск. Местами к казакам стали присоединяться киргизы (казахи) и крестьяне-старожилы.

     Захват белыми северных районов области поставил советскую власть Семиречья перед серьезной угрозой. 22 июля 1918 года Семиреченский облисполком вынес решение об объединении командования советскими отрядами оперирующими в северной части области, и о создании штаба войск Семиреченского Северного фронта. Этим было положено начало образования Семиреченского фронта. Командующим большевицкими войсками области был назначен областной военный комиссар Л.П.Емелев.

     Капитан Виноградов, взяв Сергиополь и оставив там часть отряда, с другой его частью стал продвигаться по тракту на Урджар-Маканчи-Бахты. Он быстро занял Урджарскую, затем Маканчи, но утром 29 июля неожиданно столкнувшись с красным отрядом погиб в бою с мамонтовцами. В этом же бою был убит и каратель Иван Мамонтов. Руководство его отрядом берет на себя его брат – П.Мамонтов, а затем Д.Кихтенко. Красные снова занимают Урджар и Маканчи, но вскоре оказываются зажатыми с двух сторон белыми – отрядом Ярушина со стороны Сергиополя и семиреченскими казаками полковника Вяткина и войскового старшины Бычкова, подошедшими из Китая и занявшими Бахты. После нескольких боевых столкновений отряд Мамонтова-Кихтенко вынужден был оставить тракт Сергиополь-Бахты и уходить на юг к Уч-Аралу, а затем к Саркану. Белые отряды полковников Ярушина и Вяткина, соединившись в районе Урджарской и выбив оттуда красных, продолжили наступление на юг области, спеша помочь восставшим станицам.

     В Сергиополь тем временем подтягивались войска из Степной Сибири. В конце июля, для развития наступления вглубь Семиречья, туда прибывает даже 1-й Сибирский авиаотряд войскового старшины С.К.Шебалина, приданный 2-му Степному Сибирскому корпусу. Вскоре сюда же перебралось из Синьцзяна Войсковое Правительство Семиреченского казачьего войска во главе с атаманом А.М.Ионовым и отрядом семиреченских казаков. Деморализованное после подавления весеннего Верненского восстания и разгрома своих станиц семиреченское казачество начинает воскрешать и сплачивать свои силы. Можно сказать что отсюда, из Сергиополя, началось возрождение войска. Полные решимости освободить свою родину от большевицкой напасти, казаки-семиреки формируют в освобожденных станицах самоохранные сотни, вооружаются и готовятся к решительному броску на юг, где еще изнывают под игом коммунистов их братья.

     Славная страница борьбы семиреченцев против красных банд – это героическая оборона станицы Сарканской в августе 1918-го. К этому времени большевиками уже были подавлены восстания казаков в Копале, Лепсинске, Абакумовке и Тополевке. Для этой цели был сформирован Верненский сводный отряд под командованием помощника областного комиссара А.Я.Петренко. 8 августа, соединившись в Абакумовке с отрядом Кихтенко, отступившим от Уч-Арала и Саркана, объединенный красный отряд под командованием Петренко насчитывал в своих рядах около тысячи штыков и 500 сабель, при шести орудиях и нескольких пулеметах. С этими силами Петренко подступил к мятежной станице Сарканской и осадил ее. В Сарканде находилось 520 казаков из Сарканской и Копальской станиц. Руководили обороной станицы урядник Королев, выбранный «начальником обороны» и войсковой старшина Н.Д.Кольц, бывший офицер 2-го Сибирского казачьего полка, являвшийся фактическим военным руководителем. Станица была не просто окружена, но наполовину захвачена красными. Противников разделяла только улица. Несмотря на полное превосходство сил красных, белоказаки оказывали отчаянное сопротивление. При дефиците воды и боеприпасов, на солнцепеке, среди духоты и вони от разлагавшихся трупов, которые лежали между противоборствующими сторонами, они держались под жестоким артиллерийским и пулеметным огнем, отбивали яростные атаки, делали ночные вылазки и надеялись, что вот-вот придут на подмогу сибиряки из Сергиополя. К концу обороны люди начали слабеть, а с другой стороны улицы, красные кричали им, что никакого Временного Сибирского правительства не существует и они напрасно ждут помощи, предлагали сдаваться и выдать или прикончить Кольца с Королевым. Под влиянием такой агитации, порой у защитников случались минуты слабости.

     28 августа, после очередного штурма, войсковой старшина Кольц записал в своем дневнике: «У казаков замечается упадок духа, устойчивости, ибо надеются теперь на чужую помощь, а не на себя. Расход патронов за эту ночь не менее 4000. Еще один такой бешеный натиск – и труды, жертвы двухнедельной борьбы сведутся к нулю. Запас патронов ничтожный. Народ нервничает». Казаков, защитников станицы могло спасти только чудо, но вот 29 августа с окраины станицы затрещал пулемет, красные прекратили орудийную канонаду станицы и ринулись туда, а вскоре ста-ли поспешно отходить в сторону Абакумовки. Это на помощь осажденным подошло одно из подразделений 3-го Сибирского казачьего полка из Семиреченского отряда полковника Ярушина, уже взявшего Лепсинск. Не было слов, описать ту радость, с какой встретили сарканцы своих спасителей «братьев-сибирцев». Потом, уже зимой 18-го года, в память о спасителях-сибиряках, сарканское общество решило переименовать свою станицу в Сарканско-Сибирскую. Приговор станичного общества утвердит Семиреченский атаман генерал-майор А.М.Ионов в приказе по Семиреченскому казачьему войску № 70 от 19 декабря 1918 года.

     24 августа, когда казалось, что войска Семиреченского отряда полковника Ф.Г.Ярушина вот-вот завершат освобождение Северного Семиречья, командир 2-го Степного корпуса генерал П.П.Иванов-Ринов приказал начать операции по овладению Илийским краем и городом Верным. Задача освобождения всего Семиречья возлагалась на 2-ю Степную стрелковую дивизию (26 августа переименована в 5-ю Сибирскую стрелковую дивизию) под командованием полковника (затем генерал-майора) В.П.Гулидова. Однако полностью очистить от большевиков Лепсинский и Ковальский уезды так и не удалось.

     Действовавший в этом направлении отряд капитана Ушакова в количестве 600 штыков при 2-х орудиях и 4-х пулеметах, еще 28 августа взял Лепсинск. Красный гарнизон города оттуда ушел в село Покатиловское. Отряд Ушакова, усилив свои ряды казаками Лепсинской и Сарканской станиц, 31 августа осадил Покатиловку и начал бои за ее овладение, но 4 сентября, после подхода к красным сводного отряда Петренко, вынужден был снять осаду и отойти к Саркану. В этих боях был убит урядник Василий Королев, организатор обороны Саркана. 6 сентября белые были вынуждены оставить Лепсинск, но 10 сентября вновь освободили его, а красные части из города ушли к большому селу Черкасскому, занимавшему центральное положение среди селений крестьян-переселенцев Лепсинского уезда. И хотя на следующий же день, Верненский сводный отряд Петренко ушел из Черкасского на Гавриловку (ныне Талды-Курган), этим было положено начало образованию крестьянского повстанческого района в тылу белых – так называемой Черкасской обороне. В Черкасском и соседних селах Лепсинского уезда – Петропавловском, Осиновском, Колпаковском, Андреевском, Успенском и Глинковском проживало в ту пору около тридцати тысяч крестьян, по большей части новоселов, в основной своей массе настроенных пробольшевицки и резко антиказачьи. Уходя, отряд Петренко оставил им два пулемета, несколько десятков винтовок и несколько тысяч патронов. Надо отдать должное мужеству черкассцев – несмотря на почти полную изоляцию от основных сил большевиков, они еще более года «сидели занозой» в тылу белых войск, оттягивая на себя их силы и не позволяя ударить на красный Верный. Возглавляли Черкасскую оборону бывшие солдаты, прапорщики и унтер-офицеры прошедшие фронты Великой (Мировой) войны – А.Н.Дьяченко, П.Ф.Корниенко, Ф.А.Крива, Т.Г.Горбатов, С.С.Подшивалов, П.И.Тузов. Им удалось окопаться, организовать правильную оборону, начать собственное производство оружия и боеприпасов, а также эпизодическую доставку его с Северного Семиреченского фронта.

     Осенью 1918 года Семиреченский фронт более или менее стабилизировался по линии песков Сымбыл-Кум – Аксу – Абакумовка - Копал. Сплошной линии фронта не было, воинские части как с той, так и с другой стороны стояли в населенных пунктах, высылая в наиболее важные места заставы и конные разъезды. В 100 километрах севернее линии фронта находился осажденный белыми район Черкасской обороны. В столице области городе Верном царил красный террор – 3(16) сентября был даже арестован и расстрелян распоясавшимися бойцами отряда Кихтенко епископ Семиреченский и Верненский Пимен (Белоликов).

     Небольшая передышка между боями позволила семиреченским казакам вооружиться и переформироваться в правильные воинские части. Вместо стихийно возникших повстанческих станичных сотен создаются милиционные отряды и самоохранные сотни (одной из первых были созданы Сергиопольская самоохранная сотня и Атаманская сотня), а в сентябре был воссоздан 1-й Семиреченский казачий полк, который придали 5-й Сибирской стрелковой дивизии. Ввиду нехватки собственно семиреченских офицеров, в него была командирована группа офицеров-сибирцев во главе с есаулом А.А.Асановым, назначенным командиром полка. К 13 октября 1918 года в боевом составе полка было 29 офицеров, 910 шашек и 4 пулемета. Впоследствии 1-й Семиреченский казачий полк был переименован в 1-й конный Алатавский полк Семиреченского казачьего войска, были созданы еще два полка, которые позже вошли в состав Отдельной Семиреченской казачьей бригады, начальником которой с 14 мая 1919 года стал Войсковой атаман генерал-майор А.М.Ионов.

     В октябре месяце 1-й Семиреченский казачий полк, вместе с 2-й сотней 3-го Сибирского казачьего полка и стрелковой ротой принял участие в отражении атак красных, стремившихся прорвать фронт и соединиться с черкассцами. Тогда большевики опрокинули казачьи заслоны и взяли Абакумовку, которую, после нескольких атак, удалось отбить обратно только 2 декабря, после чего на фронте наступило временное затишье.

     В декабре 1918 года в Семиречье стали прибывать из Семипалатинска части Партизанской дивизии атамана Анненкова в количестве 1800 штыков и 1770 сабель при шести орудиях. Белым командованием Анненкову была поставлена задача уничтожить повстанческий очаг вокруг Черкасского, а затем, действуя совместно с находившимися в Семиречье частями 5-й Сибирской стрелковой дивизии и семиреченскими казаками, развернуть наступление вглубь области и в конечном итоге, овладеть городом Верным. Анненковцы уже в январе 1919 года попытались с ходу взять одно из повстанческих сел – Андреевку, но в итоге увязли в боях и фактически оставались в Черкасском районе до середины октября, когда удалось сломить сопротивление противника и ликвидировать группировку красных повстанцев.

     Партизанская дивизия атамана Анненкова постоянно пополнялась в составе, как жителями Семиречья, так и соседних регионов, где действовали ее штабы пополнения, набирая добровольцев и мобилизованных. Семиреченские казаки тоже

Атаман Б.В. Анненков

служили в анненковских частях, в основном в Лейб-Атаманском полку, но возможно попадали и в др. части. Позже, при формировании Киргизской конной бригады (комбриг полковник Н.Д.Кольц), командный состав которой был частично из русских офицеров, семиреченские казачьи офицеры попали в ее ряды.

     К сожалению, не сложились отношения полковника Бориса Владимировича Анненкова с выборным Семиреченским атаманом генералом А.М.Ионовым. Они были знакомы уже давно – со времен службы Анненкова в 1-м Сибирском казачьем Ермака Тимофеева полку, который в мирное время стоял в семиреченском городе Джаркенте. Капитан А.М.Ионов служил тогда старшим адъютантом Штаба войск Семиреченской области и во время инспекционных поездок часто посещал Джаркент и 1-й Сибирский казачий полк. Трудно сказать, какие были у них отношения в то время, но в 1919 году они обострились до предела, что, конечно, вредило общему делу борьбы с большевизмом.

     Еще в конце 1918 года генерал-майор Ионов решил «оказачить» все население Семиреченской области. По его мысли оказачивание семиреченских крестьян необходимо было провести, чтобы сгладить противоречия между ними и казаками, создать сильное и хорошо управляемое войско, с которым можно было бы искоренить большевизм в Семиречье. Часть крестьян-старожилов и в самом деле записалась в казаки, вызвав тем самым ответную ненависть новоселов. Анненков был резко против искусственного оказачивания населения, за что осуждал и критиковал Войскового атамана семиреков. Конфликты между двумя атаманами возникали и по другим причинам. Некоторое представление о характере их взаимоотношений дает приказ Ионова по Семиреченскому казачьему войску от 7 августа 1919 года и реакция на него Анненкова.

     «15 июля с.г. я подъезжал к Сергиопольской станице вместе с членом войсковой управы есаулом Ушаковым и ординарцем урядником Гражданцевым обычным способом, т.е. без конвоя, которого я, дорожа каждым бойцом на фронте, никогда с собой не беру. За несколько верст до станицы на меня сделала нападение сотня партизан и, внезапно окружив меня, увезли в Уч-Арал. Прапорщик Волков, командовавший этой сотней, объявил, что я, по распоряжению полковника Анненкова, считаюсь арестованным. Продержав меня в Уч-Арале несколько дней, полковник Анненков приказал меня освободить. Во всю свою жизнь, начиная со школьной скамьи я не был арестован. Только в период большевизма я дважды удостоился этой чести.

     Первый раз был лишен свободы большевиками, второй раз – партизанами. Это совпадение наводит на мысль, что и тем и другим я, как войсковой атаман одинаково загораживаю путь. Причины того и другого ареста мне неизвестны, но цели вполне ясны: и в том, и в другом случае было несомненное стремление уронить меня в глазах Семиреченского казачества. Ничто в личной моей жизни не изменилось, я еду туда, куда был назначен распоряжением Главнокомандующего Восточным фронтом еще 10 июля. Семиреченское казачество благодаря этому случаю, получит возможность еще более ясно разобраться в той запутанности отношений и сложности обстановки, которая царит ныне в области.

Ионов.»

     5 сентября, доводя до сведения войск этот приказ Семиреченского атамана, Анненков счел нужным внести несколько поправок и язвительных пояснений к нему в своем приказе:

«Свой приказ генерал Ионов заканчивает, будто едет туда, куда его назначил главнокомандующий. Будем твердо надеяться, что главнокомандующий назначил генерала Ионова согласно…….указаний психиатра в какой либо город, чтобы излечиться от недуга. В заключение скажу, что «неустрашимый» генерал Ионов ехал на фронт под фамилией Ефремова, а обратно с фронта, «дорожа каждым бойцом», кроме конвоя взял с собой пулемет».

    Побывавший в Семиречье с инспекционной поездкой летом 1919 года генерал-майор Н.П.Щербаков, сам семиреченский казак, в своем докладе Совету министров в Омске, положительно оценил деятельность полковника Анненкова в крае. Отрицательно отзывался о деятельности генерала Ионова на посту Войскового атамана и уполномоченного комкора Второго Степного по охране порядка в Семиреченской области в своих письмах в Мини-стерство внутренних дел в Омске гражданский управляющий Семиреченской областью Балабанов. Положение складывалось явно ненормальное, и, в конце концов, адмирал Колчак решил отозвать Ионова в Омск, в октябре 1919 года, а вскоре направил во Владивосток, на должность начальника штаба при Инспекторе формирований стратегического резерва (ген. Б.Р.Хрещатицкий). Вместо него Колчаком заместителем Войскового атамана был назначен генерал-майор Николай Петрович Щербаков, который, повидимому, смог найти общий язык с Анненковым.

    Боевые действия в Семиречье в летние месяцы 1919 года свелись в основном к боям вокруг района Черкасской обороны(в июле белые взяли большую часть ее территории с селами Константиновским, Надеждинским, Глинковским, Колпаковским, Осиновским и Андреевским), а также к отражению красных войск Северного Семиреченского фронта, стремившихся прорвать фронт и соединиться с черкасскими повстанцами. В это время анненковцы предприняли даже несколько знаменитых «психических» атак на позиции красных во главе с офицерской ротой.

    В то же время белым командованием были сделаны попытки нанести удар во фланг большевикам, в районы Джаркента, Кольджата и Пржевальска из китайского Синьцзяна. Формированием белых отрядов в Западном Китае руководили прибывшие в Кульджу из штаба 2-го Степного корпуса полковник Брянцев со штабными офицерами и личный представитель Верховного правителя адмирала Колчака генерал-лейтенант Карцев из Омска. Активную помощь оказывали им русские консулы в Кульдже (Люба) и Урумчах (Дьяков). От Анненкова, еще с весны 1919 года, в Кульдже находился бывший офицер 3-го Сибирского казачьего полка и один из организаторов свержения власти большевиков в Семипалатинской области полковник Павел Иванович Сидоров. Ему удалось сколотить два мобильных партизанских отряда по 400-500 человек каждый из семиреченских казаков, алашей (киргизов) и таранчей. Сидорову подчинялись также отряды есаула Сапожникова и капитана Бредихина. Полковнику Брянцеву удалось сформировать Отдельную Стрелковую бригаду из двух полков (Текесского кавалерийского и Кольджатского или Семиреченского пластунского казачьего полка).

    В течении июля-сентября 1919 года отряды Сидорова и Карцева неоднократно прорывались из Китая на советскую территорию, уничтожали мелкие большевицкие части, осаждали Пржевальск и Джаркент, прикрывали отход в Китай восставших казаков и крестьян Пржевальского уезда и оттягивали на себя красные силы с Северного Семиреченского фронта.

     После падения Черкасской обороны, 14-15 ноября 1919 года, отряды полковников Сидорова и Брянцева предприняли большое наступление на красное Семиречье по трем направлениям: 1) на Джаркент со стороны Хоргоса, 2) на Дубун и Подгорное со стороны Кольджата, 3) на Пржевальск со стороны Нарынкола. Казаки Сидорова прочно закрепились тогда в Хоргосе, Басканчах и Тышкане, а Брянцев занял Дубун, Подгорное и Чунджу, которые удерживал до конца января 1920 года. Несмотря на то, что взять Джаркент и Пржевальск так и не удалось, действия белых отрядов в этом районе сковывали значительные силы красных и были постоянной угрозой флангового удара основным силам большевиков Северного фронта.

     К концу 1919 года положение белых в Сибири резко ухудшается. Под напором превосходящих красных сил, войска адмирала А.В.Колчака откатываются на восток и оставляют Омск. В декабре 1919 года Колчак отдает приказ о сведении всех войск, действующих на Семиреченском фронте в Отдельную Семиреченскую армию, командующим которой назначается генерал-майор Анненков. С падением Семипалатинска в декабре, Семиреченская армия оказалась отрезанной от основных сил белых. Мало помощи принесла и подошедшая через Атбасар, Акмолинск и Каркаралинск к Сергиополю Оренбургская армия под командованием Войскового атамана ОКВ генерал-лейтенанта А.И.Дутова. Проделав труднейший поход в сильные морозы через Голодную степь, непрерывно преследуемые красными частями, оренбуржцы в двадцатых числах декабря хлынули в Семиречье. Это были уже разлагающиеся остатки армии, голодные, обмороженные, тифозные и деморализованные. За исключением нескольких частей, боевой силы они уже не представляли, да вдобавок ко всему, у них тут же начались конфликты с местными семиреченскими казаками, так что вскоре Дутову пришлось объясняться по этому поводу с Войсковым Правительством семиреков. Прокормить еще 25 тысяч человек в итак испытывающем недостаток продовольствия и блокированном Семиречье было крайне проблематично. Тем не менее, Анненков решил сопротивляться и попытался закрепиться в Семиречье до лучших времен. 2 января 1920 года состоялось совещание высших начальников обеих армий, на котором было принято решение, что Анненков берет на себя командование над всеми имеющимися вооруженными силами, а Дутов принимает на себя высшее гражданское управление Семиреченским краем. После этого Дутов во главе отряда из 600 сабель, составлявших его личный конвой и отдельную сотню, отбыл в город Лепсинск, ставший его временной резиденцией.

     Анненков переформировал имеющиеся у него части, и разделил их на три группы – Северную, Центральную (Западную) и Южную. Северная группа, которую возглавил генерал А.С.Бакич, состояла из остатков Оренбургской армии, сведенных в Оренбургский отряд, и имела в своем составе около 12,5 тысяч бойцов. Кроме того, у ней в тылу находилось до 13 тысяч беженцев и множество эвакуированных учреждений из Оренбурга.